Выход из неизвестности, или Как российскому бизнесу пережить цифровую трансформацию

Выход из неизвестности, или Как российскому бизнесу пережить цифровую трансформацию
В ближайшее время в рамках холдинговых компаний в отдельные дочерние предприятия будут выделяться существующие собственные разработческие ядра, и именно они получат статус аккредитованных ИТ-компаний. Особенно такая тенденция будет ярко проявляться в ретейле и товарной логистике.

Последние три пакета мер поддержки ИТ-отрасли, принятые российским правительством, помогли запустить активную фазу роста числа таких компаний — с начала года оноудвоилось с 14 тыс. до 28 тыс. аккредитованных организаций, а к концу 2022-го должновырасти еще до 35 тыс. единиц. Михаил Грибов, управляющий партнер группы компаний IT Expert, рассказывает, в чем будет заключаться специфика предстоящей российской цифровой трансформации, как компании будут выстраивать кадровую политику и что кардинально изменится в цифровой инфраструктуре страны в ближайшем будущем.

Маленький отсек большого корабля

Прежде всего стоит отметить, что стремительный рост числа аккредитованных ИТ-компаний в России не означает, что все они были созданы с нуля в последние месяцы. Часто под этим подразумевается именно юридическое переоформление компании в соответствии с определенными правилами, благодаря чему ИТ-компании получают доступ к существенным фискальным стимулам — тому же обнулению налога на прибыль. По такому пути, например, недавнопошла «Почта России» — теперь она числится в реестре отечественных ИТ-компаний.

Но тем не менее очень значительную долю, особенно от предстоящего прироста, составят именно новые ИТ-компании — уже сейчас, можно сказать, резерв предприятий, подлежащих переводу в новый юридический статус по своим качественным признакам практически исчерпан. Проще говоря, бизнес, который выпускает на рынок какую-то промышленную товарную продукцию, зарегистрироваться в качестве ИТ-компании не сможет — даже если все его производство автоматизировано, складские операции осуществляются исключительно силами роботов и дронов и так далее.

То же касается и любого другого вида бизнеса, даже если он критически зависит от цифровой инфраструктуры — тех же ретейлеров, например. Несмотря на то что их конкурентоспособность и прибыльность опирается в том числе на «умные» решения, помогающие оперативно пополнять полки с товарами и открывать кассы для сокращения очередей, отслеживая их появление с помощью технологий машинного зрения, оборот таких компаний все равно связан с торговлей, а не с разработкой.

В то же время подавляющее большинство крупных компаний сейчас занимается разработкой собственных цифровых решений, а не ориентируется на «коробочные» продукты, которые им предлагают вендоры. Поэтому мы ожидаем, что в ближайшее время в рамках холдинговых компаний в отдельные дочерние предприятия будут выделяться существующие собственные разработческие ядра, и именно они получат статус аккредитованных ИТ-компаний. Особенно такая тенденция будет ярко проявляться в ретейле и товарной логистике, ведь сейчас уже почти не осталось тех, кто не смотрит в сторону удаленных продаж.

Господдержка разработки таких продуктов силами компаний безусловно важна — понятно, что многие из них станут создавать сервисы не для реализации на широком рынке, а именно для себя, с учетом конкретных потребностей и специфики. Раньше этот сегмент где-то на 80% был занят продуктами иностранных вендоров — там было очень серьезное инвестирование, особенно если это касалось систем автоматизации бизнес-процессов вроде нашей CPI box от компании Lasmera, например.

Конечно, отдельные компании захотят создать собственные аналоги, и без грантовой поддержки со стороны государства им не обойтись — только процесс поиска инвестиций может занять от девяти месяцев до года, плюс еще не менее года уйдет на разработку прототипа и столько же на его доведение до функционирующего программного продукта, внедренного во внутренние бизнес-процессы предприятия. У большинства наших клиентов есть собственные блоки разработки, но они в основном занимаются небольшими проектами вроде написания чат-ботов для интернет-магазинов. Создавать более серьезные вещи могут себе позволить только банки, иные финансовые организации и компании, полностью ориентированные на продажу цифрового сервиса, — остальные, как и раньше, будут искать готовые импортозамещенные решения от российских вендоров.

Лес рук

В плане импортозамещения цифровых продуктов, ушедших с рынка, качественные российские аналоги либо уже существуют, либо находятся в активной стадии разработки. С переобучением опытного штата уровня senior проблем возникнуть не должно — такие люди умеют учиться самостоятельно, да и сами вендоры, внедряя свои продукты по запросу компании, проводят обучение для сотрудников, которым предстоит с этим работать. В этой части ничего сверхъестественного не произойдет — технологический стек в отрасли в принципе меняется плюс-минус каждые три года, и к этому уже все привыкли.

Другой вопрос, где вновь появляющиеся компании будут искать опытный штат, способный не только качественно выполнять собственные задачи, но и обучать подрастающее поколение специалистов. Судя по статистике hh.ru, российский ИТ-бизнес приостановил активную фазу расширения штата и практически перестал набирать джунов, сконцентрировавшись на работе с опытными сотрудниками, ранее ставшими частью компании.

Брать людей на перспективу сейчас готовы далеко не все, при этом взращивание джунов требует постоянного присутствия более опытных коллег, которые будут помогать освоиться вновь прибывшим сотрудникам. Тем джунам, что успели войти в компании, можно сказать, повезло, особенно если ими успели позаниматься три-четыре месяца. Сейчас же их воспитание превращается в некий факультатив.

Что касается более зрелого штата сотрудников, в условиях повышающейся конкуренции компаний при найме таких кадров с позиции самого специалиста на первый план выходит наличие или отсутствие у него сертификата, подтверждающего уровень хард-скиллов. Если специалист сертифицированный, работодатель точно может быть уверен, что у человека есть определенный бэкграунд, качество которого подтвердили отраслевые специалисты. Так что из двух кандидатов с одинаковым набором профессиональных компетенций выберут того, кто прошел сертификацию. Мы в компании запустили такую сертификационную программу «Цифровой путь» для специалистов из России и СНГ еще в мае: в ее основе лежат признанные во всем мире подходы к управлению ИТIL, COBИТ, BABOK и ряд собственных эксклюзивных проектов со своими требованиями.

Но не стоит ждать, что ИТ-компании сами будут предлагать своим сотрудникам пройти такую процедуру. В целом эта практика никак не изменилась: работодатели отправляли сотрудников на обучение к вендорам, но не платили за итоговые экзамены, по результатам которых специалисты получали сертификаты. Логика тут простая: работодатель не заинтересован в том, чтобы человек повысил свою капитализацию и нашел более высокооплачиваемую работу. Но наряду с этим отправка специалиста в тренинговый центр гарантирует, что сотрудник получит необходимые знания. При этом в найме сертифицированных специалистов работодатель, разумеется, всегда заинтересован.

Железный занавес

Ожидать спада интереса компаний к наращиванию собственных компетенций в разработке программных продуктов, особенно если речь идет о крупном бизнесе, точно не приходится. Внутренние команды могли и не заниматься созданием ПО с нуля, а просто выбирали какую-либо платформу и допиливали ее под нужды компании — такие процессы разработки стали фундаментальными с точки зрения устойчивости бизнеса. И даже если в моменты пиковых нагрузок такие организации привлекали внештатных разработчиков, команды в существующем виде точно останутся, ведь в противном случае потеря управляемости этого ядра приведет к краху всего бизнеса.

Самая серьезная нынешняя проблема всей отрасли скорее состоит в перебоях с поставками оборудования. Компании, не успевшие заказать его сразу, еще в конце зимы, даже выбив деньги сейчас, уже не могут купить все то, что им требовалось. И в этом смысле все компании также ищут варианты для импортозамещения, но прямых аналогов с сопоставимыми характеристиками в России сейчас попросту не существует, и на их создание, по разнымоценкам, может уйти до 15 лет.

Если ситуация с доступностью оборудования никак не поменяется, на горизонте трех-четырех лет мы придем к тому, что растущие запросы бизнеса попросту упрутся в потолок технических ограничений существующей инфраструктурной архитектуры. А эти потребности начнут расти в любом случае: компании будут улучшать бизнес-процессы, внедрять новейшие системы управления, автоматизировать все составляющие и убирать прочие камни с дороги в плане путей распространения потоков информации. И даже последние поступившие на рынок серверы, хранилища данных и прочее телеком-оборудование через несколько лет не обеспечат достаточной ресурсоемкости.

Поэтому ожидается, что с точки зрения архитектурных решений Россия пойдет не по пути интенсивного развития мощностей, а сместит фокус в сторону отказоустойчивости — дублирования всей цифровой инфраструктуры, чтобы качество техники не сказывалось на работе сервисов с точки зрения их непрерывной деятельности и доступности.

Под решение этой задачи будет закупаться более дешевое и ненадежное оборудование, но в гораздо больших объемах — это позволит создать точки дублирования во всей инфраструктурной цепи, чтобы при выходе каких-то ее элементов из строя, это никак не сказывалось на работе цифровых сервисов. И такие собственные решения уже разрабатываются — по аналогии с революцией микросервисов, доказавших, что поддержка монолитных систем слишком сложна, а их выход из строя приводит к полной остановке работы любого сервиса.

В любом случае, российским ИТ-компаниям и бизнесу из смежных отраслей в нынешней ситуации нужно учитывать любые, даже самые фантастические сценарии и иметь резервные планы на случай их реализации. Только так можно пережить цифровую трансформацию в условиях практически полной неопределенности.

Опубликовано 23.06.2022

Об авторах