Ирак может стать жертвой американо-иранского противостояния

Политический кризис в Ираке, не прекращающийся с момента проведения парламентских выборов в октябре 2021 г., резко обострился в последнее время. По итогам тех выборов сформировать правительство так и не удалось: самую крупную фракцию составили сторонники аятоллы Муктады ас-Садра, но их оппоненты из проиранских Координационных сил (КС) не дали садристам сформировать правительство. Все последующие месяцы страной управляли временные правительства. В июле КС выдвинули своего кандидата, Мухаммада ас-Судани, на пост премьер-министра – и Ирак взорвался: толпы садристов атаковали правительственные здания. В залах и коридорах парламента бородатые сторонники ас-Садра плясали и делали селфи…

Напряжение в Ираке росло с апреля, когда турецкие войска начали очередную военную операцию в Иракском Курдистане против партизан из Рабочей партии Курдистана. Иракские власти, формируемые КС, ограничились формальными протестами, а ас-Садр потребовал выдворить турок силой. Его сторонники начали громить турецкие магазины и диппредставительства по всему Ираку. В ночь с 26 на 27 июля неизвестные обстреляли из гранатометов турецкое консульство в Мосуле – столице вилайета, населенного этнически близкими туркам туркоманами, который Анкара мечтает если не присоединить, то по крайней мере контролировать де-факто.

Ирак – государство с очень слабой системой власти. По конституции главой государства является премьер-министр, и этот пост должен занимать шиит. Президентский пост отдан курдам, а должность главы парламента – суннитам. Все три этнорелигиозные группы друг друга, мягко говоря, недолюбливают: при Саддаме Хусейне власть принадлежала суннитам, шииты были гражданами «второго сорта», а курдов саддамовские войска вообще травили ипритом. После разгрома Саддама и прихода американцев курды попытались было создать собственное государство, но Турция, Иран и Сирия выступили категорически против – они опасались, что их курды последуют примеру иракских. Сунниты, поддерживавшие Саддама Хусейна, после его падения в массовом порядке поддержали ИГ (запрещено в РФ), были разгромлены американцами и вытеснены из политики. Власть оказалась в руках шиитов, но они разделились на проиранские группировки, объединившиеся в КС, и садристов. Серым кардиналом КС является Нури аль-Малики – бывший премьер-министр, проводивший политику жесткого подавления суннитов и со временем ставший союзником Ирана. Именно он выдвинул кандидатуру ас-Судани на пост премьера, что вызвало бунт садристов.

Муктада ас-Садр – сын лидера иракских шиитов, великого аятоллы Мохаммеда Садека аль-Садра, убитого то ли охранкой Саддама Хусейна, то ли конкурентами из шиитской верхушки. После прихода американцев ас-Садр-младший, которому тогда не было 30 лет, объединил шиитскую молодежь в Армию Махди, устроившую несколько восстаний против американцев. Иран, настроенный на постепенное поглощение единоверного Ирака, не доверял амбициозному ас-Садру и формировал Верховный совет Исламской революции в Ираке и его военную структуру – организацию Бадра. Обе шиитские организации конфликтовали не только с американцами и суннитами, но и друг с другом.

Светские шиитские группировки, сформированные при помощи американцев, не смогли завоевать симпатии иракцев и постепенно сошли на нет. А проиранские группы, духовным вождем которых является великий аятолла Али Систани, соперник ас-Садра и перс по национальности, получили фактическую власть в Ираке. Надо отметить, что связи с Тегераном они не скрывали, но и не выпячивали, с США особо не конфликтовали – а зачем, если американцы и так готовились к уходу из страны?

После избрания президентом Ирана ультраконсерватора Ибрахима Раиси проиранские силы в Ираке начали действовать против своих оппонентов жестче, что ухудшило их отношения как с курдами и суннитами, так и с садристами. Временные правительства, формировавшиеся КС, проводили уже откровенно проиранскую политику, что спровоцировало протесты и суннитов, и садристов.

В этой напряженной атмосфере, подогреваемой турецкой военной операцией, ростом цен на продовольствие, проблемами с водо- и электроснабжением, попытка КС назначить своего человека уже не временным, а постоянным главой правительства привела к взрыву. Хотя ас-Садр 28 июля заявил, что цель протестов достигнута, и призвал своих сторонников покинуть здание парламента, ситуация в стране остается крайне напряженной – некоторые комментаторы считают, что над Ираком нависла опасность гражданской войны. Не прошло и двух дней после ухода садристов из парламента, все повторилось: толпы сторонников ас-Садра, взбешенные неуступчивостью оппонентов, вновь захватили злосчастное здание.

Вокруг Муктады ас-Садра, амбициозного и жесткого лидера, за последние месяцы объединяются самые разные силы, оппозиционные КС, в том числе сунниты и светские группировки. Эта рыхлая коалиция выступает под лозунгами демократии, искоренения коррупции и равенства этнических и конфессиональных групп.

Обострение ситуации в Ираке явно связано с процессами, происходящими на Ближнем и Среднем Востоке в целом. Имеется в виду противостояние США, Израиля, их западных и арабских союзников с Ираном. Наверное, масла в иракский костер подлил недавний вояж президента США Джо Байдена в регион, в ходе которого он пытался реанимировать идею антииранского блока в составе Израиля, Саудовской Аравии, Египта, Иордании, ОАЭ и других стран Персидского залива. 44-миллионный, богатый нефтью Ирак, расположенный между Ираном, Сирией, Турцией, Иорданией и Саудовской Аравией, не сможет остаться в стороне от этого противостояния. А вот чью сторону он займет – большой вопрос. Курды, контролирующие север Ирака, расколоты: одна часть (талабанисты) выступает на стороне Ирана и КС, другая (барзанисты) – союзники США; КС, контролирующие иракские госструктуры, – союзники Тегерана. Сунниты в значительной части продолжают поддерживать ИГ.

Муктада ас-Садр лавирует в этом бушующем политическом море. Он демонстрирует уважение курдам и выражает сочувствие суннитам, протесты которых полиция, контролируемая КС, жестоко подавляет. Кроме того, он, великий аятолла шиитов, недавно посетил Эр-Рияд, где встретился с фактическим главой Саудовской Аравии, принцем Мухаммедом ибн Салманом. Который является ключевой фигурой планируемого антииранского альянса во главе с Вашингтоном.

Молодой великий аятолла (48 лет для религиозного авторитета – молодость) может стать лидером прозападных сил Ирака и в этом качестве получить помощь антииранского альянса. Вполне возможно, что в поисках союзника американцы забудут, как их солдаты сражались с Армией Махди в Эн-Наджафе, Басре и Садр-Сити. Ас-Садр – довольно опасная и не очень надежная ставка: великий аятолла несколько раз кардинально менял политические фронты. Но других союзников в Ираке (кроме курдов-барзанистов) у Вашингтона нет.

Союзники Тегерана вряд ли отдадут власть без боя – они контролируют армию, полицию и многочисленные ополчения, вооруженные и обученные Корпусом стражей Исламской революции (КСИР). Для Тегерана контроль над Ираком жизненно важен: это коридор в союзную Сирию и связь с ливанской «Хезболлой» плюс нефтяные богатства. Ирак – единственная страна региона, пока не выбравшая сторону в конфликте американо-арабо-израильского альянса с Ираном, и его позиция может стать решающей. Только если внутренние противоречия, подогреваемые внешними игроками, не разорвут Ирак на части.