Как импортозаместить страхование жизни

Инвестиционный рынок постепенно отходит от шока. Его участники ищут решения, адаптируются к текущей ситуации, вызванной беспрецедентным санкционным давлением со стороны недружественных стран.

Главные вызовы

Мы видим, что торги российскими ценными бумагами проводятся в обычном режиме, включая открытие коротких позиций. Способность инвестиционного сектора начать восстановление после мощного удара говорит об устойчивости и российского рынка в частности, и отечественной экономики в целом.

Сейчас мы живем в ситуации глобальных внешних ограничений. Введен запрет на сделки с зарубежными ценными бумагами – регуляторы и депозитарии западных стран остановили обработку всех операций с российскими контрагентами. Банк России с 30 мая ограничил торги на бирже иностранными ценными бумагами, заблокированными международными депозитариями.

В настоящий момент в адрес российских держателей еврооблигаций и иностранных ценных бумаг заморожены платежи – к слову сказать, в нарушение всех законодательных норм. Блокировка идет со стороны западных межнациональных депозитариев, и это не только связано с санкционным давлением, но и в целом направлено против российских инвесторов. На практике это означает, что если были выполнены условия, которые указаны в проспекте эмиссии ценной бумаги и по ней был выплачен купон или инвестиционный доход, то российский инвестор пока не может его получить.

Внешние факторы сформировали новые условия работы на рынке страхования жизни и, в частности, в секторе инвестиционного страхования. Мы столкнулись с существенным уменьшением предложений от инвестбанков по хеджированию своих финансовых позиций и сокращением выбора инвестиционных идей и активов, которые были бы интересны российским инвесторам. Российские инвестиционные банки до известных событий не спешили развивать свои сервисы, во многом полагаясь на высококонкурентные предложения со стороны западных партнеров.

В настоящий момент всего 2–3 крупных российских инвестбанка ведут активную работу по созданию новых опционных продуктов с применением российских базовых активов в качестве инвестиционной составляющей. При этом уменьшился набор как самих финансовых инструментов, так и предполагаемых этими инструментами типов выплат дополнительного инвестиционного дохода, который причитается клиентам. Помимо этого валютой инвестирования сейчас фактически является только российский рубль, хотя до конца февраля страховщики жизни могли предложить своим клиентам страховой полис, номинированный практически в любой ликвидной мировой валюте. Российские инвестбанки активно работают над возможностями инвестирования в альтернативных валютах, не подверженных санкционным рискам, поскольку получают множество подобных запросов от институциональных инвесторов.

Работать на российском рынке

на российском рынке Некоторые российские институциональные инвесторы в текущей ситуации пытаются делать ставку на активы Азиатско-Тихоокеанского региона. Гендиректор «СПБ биржи» Роман Горюнов заявлял в конце апреля, что торги бумагами гонконгских компаний начнутся в течение нескольких недель.

Мы считаем не вполне рациональным рассчитывать, что в краткосрочной перспективе восточные партнеры смогут предложить весь спектр альтернативных инструментов хеджирования, предлагавшихся ранее западными инвестбанками. Во-первых, организация сотрудничества с ними – это длительный процесс. Во-вторых, из-за угрозы применения вторичных санкций партнеры могут либо не начать, либо быстро свернуть взаимодействие с российскими инвесторами.

Все это, по нашему мнению, указывает на необходимость развития инвестиционных решений внутри российской инфраструктуры рынка. И первые шаги на этом пути делаются. Страховые компании, которые занимают существенную долю рынка страхования жизни (по данным Всероссийского союза страховщиков, накопленные резервы страховщиков жизни по состоянию на 31 марта 2022 г. составили 1,48 трлн руб.), уже активно работают в новых условиях. О чем идет речь?

Многие страховщики предлагают структурные продукты, в которых доходность гарантирована страховым договором. Чаще всего подобные программы упаковывают в оболочку договора накопительного страхования жизни. Другой вариант – это полис инвестиционного страхования жизни на среднесрочную и долгосрочную перспективу (от трех лет).

Зачастую такие продукты структурировались с помощью опционных контрактов, которые предлагались зарубежными инвестдомами и эмитентами. Розничные инвесторы часто выбирали стратегию, которая имела в своей основе корзину перспективных акций иностранных компаний или инвестиционный индекс с прогнозируемым потенциалом роста. Поскольку сегодня эти возможности закрыты, инвесторы вкладывают средства в отечественные ценные бумаги. Российский рынок сейчас находится на привлекательных уровнях для входа в него. Фундаментально бумаги наших компаний недооценены. И если не на краткосрочном горизонте, то на среднесрочном у отечественных эмитентов есть все шансы на существенный рост.

Также преимущество существующих продуктов заключается в том, что они полностью созданы в российской юрисдикции и с использованием отечественной инфраструктуры. В их составе только бумаги российских эмитентов, нет никаких отношений с западными расчетными центрами и привязки к иностранным валютам. По таким договорам страхования страховщики могут предлагать клиентам довольно привлекательные условия участия в динамике базовых активов.