Кого выбрали в разрушенном Ливане

В Ливане прошли первые парламентские выборы после непрерывных трагедий, три года сотрясавших страну. За это время мир привык к тому, что новости из Ливана – это рухнувшие дома, горящие покрышки и протестующие, забрасывающие чем попало полицию и солдат. Определение «ближневосточная Швейцария», которое нет-нет да и вспомнят комментаторы, на фоне картинок современной ливанской жизни выглядит издевательски. Ливан и правда когда-то был «Швейцарией», но очень давно – до гражданской войны 1975–1990 гг., разрушившей некогда благополучную страну.

На выборах решался один вопрос: сумеет ли шиитское движение «Хезболла» сохранить парламентское большинство и фактическую власть в Ливане? Проиранская «Хезболла», располагающая собственной армией (другим партиям это запрещено законом), мощными финансово-экономическими и социальными структурами, получающая помощь от Тегерана, выступает в союзе с умеренной шиитской партией «Амаль» и «Свободным патриотическим движением» (СПД), состоящим из христиан-маронитов, поддерживающих президента Мишеля Ауна. Назвать это союзом равных невозможно: «Хезболла» абсолютно доминирует в коалиции, а ее союзницы лишь имитируют самостоятельность. Президент Аун, когда-то сражавшийся с «Хезболлой», палестинцами и сирийскими войсками, давно решил, что вчерашний враг окончательно победил, и предложил христианам поддержать победителя в обмен на безопасность, пусть и ценой политического подчинения. Часть уставших от многолетних войн христиан поддержали Ауна и согласились на вторые роли при «Хезболле».