Можно ли разблокировать российские активы за рубежом

Уже больше месяца в ряде недружественных стран средства российских граждан, кредитных организаций, компаний, а также около половины резервов Банка России остаются замороженными.

Другие страны, ранее столкнувшиеся с подобной ситуацией, уже предпринимали попытки решить вопрос относительно санкций в юридической плоскости.

Ирану удалось добиться некоторых успехов в 2018 г. в Международном суде ООН в Гааге, который вынес постановление о том, что санкции США не должны касаться гуманитарной помощи и поставок запчастей для гражданской авиации. Ранее страна подавала иск против США в Международный суд в связи с заморозкой счетов ее банков за рубежом и ограничением прав иранских властей и юридических лиц на осуществление контроля над своей собственностью за границей.

Венесуэла инициировала международный иск против США за ущерб, нанесенный санкциями местным компаниям. В британском суде проходили рассмотрения по доступу властей страны к венесуэльскому золоту, хранящемуся в Банке Англии.

Факт заморозки зарубежных счетов и нарушения действующих договоров не сопоставим с риском возможных последующих недружественных действий в отношении этих активов. Как известно, США направили средства иранского Банка Маркази для выплаты компенсаций родственникам американских военных, погибших при взрывах в Бейруте. В связи с этим существует вероятность не только оказаться отрезанными от своих средств на многие годы, но и столкнуться с попытками их использования по усмотрению стороны, их арестовавшей.

Существует и проблема подсудности. В иранском иске США возражали относительно юрисдикции Международного суда ООН. Но в 2019 г. суд постановил, что он обладает соответствующими полномочиями. В то же время возникает вопрос готовности инициаторов ограничений следовать решениям, принятым на международном уровне.

Основной площадкой споров все же будут юрисдикции стран, которые ввели санкции. А там возможны варианты как беспристрастных решений судебной системы, так и единства с политической позицией исполнительной власти страны. О которой заявлял судья при рассмотрении иска по венесуэльскому золоту в Банке Англии.

В той же Великобритании представители банковской системы уже начали высказывать опасения в отношении введенных ограничений по вкладам российских граждан и задавать вопросы об экономической дискриминации по национальному признаку.

Параллельно с действиями юридического характера необходимо продолжать вести переговоры. Ведь России удалось избежать дефолта, о неминуемости которого заявляли международные рейтинговые агентства. Зарубежные держатели российских евробондов получили свои средства, несмотря на то что страна отрезана от долларовой части финансовой инфраструктуры.

Решения и прецеденты по санкционным спорам либо подтвердят юридическое право на защиту зарубежных активов, либо закрепят новые международные правоприменительные практики. Чтобы они появились, необходимо работать в связке с локальными юристами – они знают нюансы и имеют опыт работы в соответствующих юрисдикциях. От их профессионализма во многом зависит результат.