МСП способно стимулировать потребительский спрос

Запрос на перемены в экономике назрел, и сама экономическая модель явно требует переосмысления. И дело даже не в санкциях. Они лишь триггер, запустивший внутреннюю мобилизацию экономики на короткий период. Гораздо важнее, что будет дальше – через год, пять, десять. Сумеем ли мы все вместе – бизнес, власть, общество – успешно пройти через период структурной трансформации и построить прообраз новой национальной экономики с мощным производством, развитой сферой услуг и торговли, опорой на предпринимателей и частные компании разных масштабов.

Мы часто киваем на развитые страны, где МСП создают значимую долю ВВП. Да, надо равняться на лучших. В нашей стране показатель МСП не растет и в последние годы колеблется в районе 20% ВВП. При этом неуклонно падает количество субъектов малого и среднего бизнеса. Если в конце 2018 г. в России было 251 730 компаний малого бизнеса, то в апреле 2022 г. – на 40 000 меньше. Практически не растет и количество микропредприятий. Попытки записывать в малый бизнес самозанятых (по официальным данным, их насчитывалось в начале 2022 г. 4,2 млн человек) нельзя признать корректными – хотя бы потому, что большинство из них не создают рабочие места и пока не показывают значительных для экономики финансовых оборотов. Это среда профессионалов, которые в отличие от бизнеса не ориентированы на рост и масштабирование.