На Мосбирже планируется выпускать расписки на цифровые активы

Московская биржа подготовила законопроект, который позволит депозитариям выпускать расписки на цифровые финансовые активы (ЦФА), сказал журналистам председатель набсовета биржи Сергей Швецов на банковском форуме «Банки России – XXI век», передает корреспондент «Ведомостей». По его словам, документ сейчас рассматривают в ЦБ (сам Банк России не является субъектом права законодательной инициативы).

Мосбиржа выйдет на рынок ЦФА в двух форматах, уточнил Швецов. Первый – это выпуск расписок на цифровые активы, которые будут обращаться как ценные бумаги. Те, кто не готов открывать счета в распределенных реестрах, боятся кастодиальных рисков, могут переложить этот риск на учетную инфраструктуру, которая уже в привычной форме и в технологии сможет выпускать такие ценные бумаги, пояснил председатель.

Второй формат – это непосредственно выпуск самих ЦФА, сказал Швецов. «Биржа и ее дочерние подразделения обратятся к регулятору и надеюсь, что получат статус оператора обмена», – поделился планами председатель.

Закон о ЦФА, позволяющий выпускать и обменивать эти активы, заработал еще в январе 2021 г. Но первая компания появилась в реестре операторов информационных систем по выпуску ЦФА лишь в 2022 г., ею стала Atomyze – российская токенизационная платформа, одним из инвесторов которой является компания «Интеррос» Владимира Потанина. Позднее Банк России включил в реестр Сбербанк и ООО «Лайтхаус» (партнер «Трансмашхолдинга»). Закон построен таким образом, что ни один оператор информационной системы не имеет права дискриминировать операторов обмена, поэтому каждому оператору обмена придется заключить договор с оператором информационных систем, говорит Швецов. Биржа традиционно продает продукт через брокеров, добавил председатель, но нужно ли ЦФА продавать через брокеров или выстраивать прямую дистрибуцию на конечного покупателя, это предстоит понять и определить.

Институт расписок устроен так, что ее можно выпустить на что угодно, объясняет Швецов: по факту это свидетельство, которое говорит, что расписку можно поменять на базовый актив. ЦФА может существовать точно так же. «Мы хотим, чтобы рынок сам делал выбор, блокчейн–учет или депозитарный учет, и если закон будет принят, то российские депозитарии смогут на своих счетах в блокчейне аккумулировать ЦФА – как только клиенту понадобится базовый актив, он погасит расписку и на свой аккаунт в блокчейне получит актив».

Парадокс базовой идеи ЦФА в том, что это все строится на технологиях распределённого реестра – все могут торговать друг с другом напрямую и не прибегать к классическим посредникам, говорит Швецов. Но децентрализованные финансы плохо приживаются, потому что поведенческие привычки бизнеса и населения «тащат» в централизованные структуры – люди привыкли, что кто-то должен перед ними отвечать, если что-то пошло не так. «Когда непонятно, кому звонить и на кого подавать в суд, многие не хотят в этом участвовать», – рассуждает Швецов.

Привычка обращаться к централизованным центрам действительно есть, говорит руководитель экспертного центра Ассоциации банков «Россия» по цифровым финансовым активам и цифровым валютам Ольга Гончарова: но традиционная система и экосистема DeFi (децентрализованные финансовые сервисы) решают одну и ту же задачу – предлагать то, что выгодно пользователю.

Эксперименты с ЦФА требуют больших расходов на дистрибуцию, говорит Швецов, потому что классическая облигация хороша тем, что не нужно объяснять человеку, что это такое: «Рейтинговое агентство присвоило рейтинг, иди и покупай». Но ЦФА сегодня – это «дикий Запад», на котором творчество практически никак не ограничено, считает Швецов: есть кастодиальные риски, риски мошенничества и минимальная доля регулятора в надзоре за правами потребителей, нет стандартов, как на фондовом рынке. «Это белый лист, на котором мы можем рисовать все что угодно, исходя из потребностей экономики и инвесторов», – резюмировал Швецов.

ЦФА сейчас по закону признаются четыре вида цифровых прав: денежные требования к эмитенту, права участия в капитале непубличного акционерного общества, права по эмиссионным ценным бумагам, включая требования их передачи. При этом ЦФА могут быть «гибридными», обеспеченными одновременно несколькими активами: денежными требованиями, ценными бумагами, товарами, услугами и т. д. ЦФА имеют технические свойства криптовалют: учитываются токенами в блокчейн–сети, их можно программировать в смарт–контрактах, но экономически за ними стоят обязательства и эмитент, пояснял в статье на сайте «Сбера» директор дивизиона «Транзакционный бизнес» Сбербанка Сергей Попов. ЦФА могут быть, например, облигации – обязательства заемщика платить купон, металлы – обязательства доставить металл владельцу токена, получения дохода от метра коммерческой недвижимости, дебиторская задолженность и др.