Оборудование уже идет в Россию обходным путем

Вступление в силу закона о допущении параллельного импорта зарубежной продукции в Россию хоть и решит проблему доступности оборудования для IT-отрасли, но без качественного сервисного обслуживания ввезенных в страну агрегатов новейшие серверы и другие элементы цифровой инфраструктуры быстро станут уязвимы для хакеров. К тому же без соответствующих лицензий такое оборудование просто не будет работать – ранее «Ведомости» писали о том, что многие российские IT-компании будут вынуждены взламывать имеющееся у них оборудование Cisco и IBM.

Параллельный импорт в IT-отрасли по содержанию означает то же, что и в других сегментах экономики, – легализацию ввоза на территорию страны продукции, защищенной товарными знаками, без согласия правообладателя. Технически раньше это работало так: если импортные товары поступали на таможню не от авторизованного правообладателем товарного знака юридического лица, органы задерживали партию и сообщали об этом оригинальному производителю. Если тот не давал разрешения, товар арестовывали, а его владелец отвечал в соответствии с законодательством. Теперь ничего подобного не будет: продукция с товарными знаками, включенными в перечень Минпромторга, может свободно попадать на внутренний рынок.

Главная цель такого механизма – сохранить импорт критически важных товаров, импортозаместить которые в моменте невозможно в принципе. Хотя стоит отметить, что раньше российские суды в рамках немногочисленных судебных процессов нередко вставали на сторону предпринимателей, нарушавших положение о запрете параллельного импорта. К примеру, в 2008 г. Высший арбитражный суд РФ не стал наказывать компанию «Генезис», которая ввезла в страну автомобиль Porsche без разрешения правообладателя – «Порше руссланд».

Но теперь в случае возникновения подобных споров судам не придется анализировать практику и выносить прецедентные для отдельных бизнес-сфер решения: предприниматели в принципе защищены законом от штрафов или изъятия продукции, ввезенной по механизму параллельного импорта, как минимум до конца года.

Как это устроено в IT

В каком-то смысле высочайший уровень проникновения цифровых сервисов в нашей бытовой жизни, как, например, бесконтактные методы оплаты через Mir Pay и дистанционные сервисы «Госуслуг», к которым все привыкли, создает постоянно растущие особые требования к инфраструктуре. Откатываться на 30 лет назад никто не хочет, поэтому параллельный импорт – вынужденная мера.

Сейчас у многих возникает вопрос, почему мы не можем переключиться на аналогичные решения, которые выпускают в том числе китайские компании вроде той же Huawei. Дело в том, что тот же сервер – это не единое целое, а устройство, состоящее из множества отдельных компонентов. Некоторые из них и как готовые элементы, и как фундаментальные архитектуры разрабатывались на протяжении 10–20 лет и выпускаются только конкретными компаниями. Поэтому любой китайский маршрутизатор – это сборная солянка, в которой присутствуют европейские и американские компоненты, без которых он просто не сможет работать. А продать его напрямую российским компаниям китайские производители тоже не могут: в таком случае они подпадут под санкции и сами лишатся иностранной компонентной базы.

Российским покупателям приходится искать альтернативные пути закупки все тех же элементов цифровой инфраструктуры. В основном эта схема выглядит так: реэкспортеры с пропиской в Дубае закупают продукцию под местные юридические лица, после чего перепродают ее странам СНГ – Армении, Казахстану, далее те продают ее нам. По такой схеме уже получают оборудование крупные государственные и квазигосударственные компании, формирующие основной спрос.

Дорого и рискованно

В параллельном импорте IT-оборудования есть две фундаментальные проблемы. Первая – это цена. Из-за увеличения числа звеньев в цепочке поставок растет и конечная стоимость, ведь каждый перекупщик берет свою комиссию. Но, даже взяв втридорога, никто не гарантирует, что заказчик получит свои серверы вовремя. Чем больше звеньев в этой цепи, тем больше шансов, что одно из них порвется, тогда зависнут и деньги, и поставка.

Для госкомпаний денежный вопрос не стоит так остро, но для частного IT-бизнеса, особенно растущего, это может стать очень большой проблемой. Компания, которая не расширяет свое присутствие, в принципе, может поработать около трех лет на существующем оборудовании. Но условный разработчик, запланировавший нарастить оборот с 50 млн до 200 млн руб. в год, например, будет вынужден инвестировать не 10 млн, а 20 млн руб., если оборудование зависнет. И это без учета постоянного роста цен. Даже несмотря на налоговые льготы, при небольших оборотах это превращается в очень сложную задачу.

Вторая глобальная проблема связана с сервисным обслуживанием, и это касается не только нового, но и существующего оборудования. Все оно требует постоянного обновления программного обеспечения, которое выпускает сам производитель вычислительных машин. Если отключить их от внешней сети, машины продолжат работать, но очень недолго. Такие обновления в основном латают дыры, которыми пользуются хакеры для кибератак. И после того как информация об очередной уязвимости станет публичной на соответствующих форумах, компания, не обновившая программное обеспечение, окажется в крайне уязвимом положении.

Решение этой проблемы может пойти по двум путям. Первым, скорее всего, воспользуются крупные компании, которые будут инвестировать в создание и развитие собственных сервисных подразделений.

Второй путь – появление отдельных игроков на рынке, которые будут искать пути не черного, а серого обслуживания. Например, они могут начать централизованно вывозить серверы в те же Армению и Казахстан, а потом приглашать авторизованных специалистов для обслуживания этих устройств, якобы использующихся местными компаниями.

IT-компаниям, полагающимся на параллельный импорт техники, можно посоветовать запастись деньгами и создать определенные резервы под непредвиденные ситуации. Во-вторых, что касается именно сервиса, им определенно придется за свой счет взрастить компании, которые будут помогать им с обслуживанием техники. В этом смысле важно создать для них предсказуемые условия, например заключить долгосрочные контракты, в рамках стоимости которых такой вновь созданный бизнес сможет грамотно продумать свою стратегию на ближайшие три года.