Покупать стоит того, кто покупает

Условия изоляции заставляют иностранные компании уходить с рынка. В отдельных секторах российские компании выигрывают за счет потенциального роста рыночной доли, в других – появляется возможность задешево приобрести привлекательные активы. На текущий момент распродажа активов не приняла массового характера. Такие лакомые кусочки, как, например, доля BP в «Роснефти» (19,75% в акционерном капитале) или электрогенерирующая компания «Юнипро», принадлежащая немецкой Uniper, до сих пор остаются под контролем недружественных инвесторов.

Похоже, иностранные компании не торопятся избавиться от российских активов из-за экстремально высокого дисконта, который сейчас существует при реализации сделки. Одним из наиболее ярких примеров является продажа золоторудных месторождений на Чукотке канадской компанией Kinross Gold. Первоначально стоимость сделки должна была составить порядка $680 млн равными платежами в течение пяти лет при оценке, которая предполагает дисконт более чем в 50%. Стоимость сделки была скорректирована до $340 млн (из которых $300 млн выплачивается сразу) после рассмотрения ее специально сформированной подкомиссией правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ.

Министр финансов Антон Силуанов в июне отметил, что правкомиссии по иностранным инвестициям, рассматривая продажу бизнеса иностранной компанией и вывод денег, опираются на два критерия: согласие профильного ведомства на продажу актива и покупку его российским предпринимателем, а также на дисконт, который должен составить не менее 50%.

После августовского объявления о дополнительных ограничениях до конца года для иностранных компаний по выходу из российских активов можно предположить, что дисконт для всех теперь скорее приближается к 80%, как в сделке с канадской Kinross Gold. Поэтому неудивительно, что зарубежные инвесторы предпочитают выждать паузу в расчете на некоторую нормализацию ситуации.

Можно предположить, что для публичных компаний, как британская BP, есть необходимость принимать решение уже в ближайшие месяцы с учетом затяжного характера конфликта и сохраняющегося тренда на изоляцию. Будет достаточно волны давления со стороны общественности и акционеров.

Для инвесторов в российский рынок акций потенциальные истории – бенефициары вынужденного выхода иностранцев выглядят в текущей ситуации привлекательными целями для покупок. Позитивная динамика в обыкновенных акциях «Сургутнефтегаза» за последний месяц (+7,3% по сравнению с -0,6% для индекса Мосбиржи нефтегазового сектора) связана с ожиданиями успешного пристраивания своих накопленных денежных средств в реальные активы. На фоне дедолларизации для «Сургута» в этом есть насущная необходимость, и одним из возможных вариантов ухода от долларов называется вложение в акции других российских нефтегазовых компаний, которые сейчас торгуются относительно дешево.

Что если можно купить сразу большой пакет, да еще и с отличной скидкой, как в случае с долей BP в «Роснефти»? Стоимость 19,75% акций «Роснефти» на рынке – порядка 700 млрд руб., но если применить дисконт за выход иностранных инвесторов, то получается меньше 200 млрд руб. Даже по текущему рублевому курсу это $2–3 млрд за контрольную долю в основном российском нефтянике. Именно из-за столь высокой привлекательности цены на текущий момент более вероятным покупателем для этого актива выглядит сама «Роснефть» даже с учетом высокой долговой нагрузки компании.

В секторе электроэнергетики наиболее вероятным консолидатором выглядит «Интер РАО» более чем с 300 млрд руб. накопленных денежных средств на балансе. Период высоких ставок на краткосрочных депозитах быстро прошел, и компании тоже стоит озаботиться покупкой реальных активов, чтобы защитить свои накопления от инфляции и возможной девальвации.

Третий вероятный консолидатор в своем секторе – это «Сегежа групп», которая недавно стала участницей СП с концерном «Россиум», цель которого, по данными источников «Интерфакса», заключается в инвестициях в лесоперерабатывающие активы. О серьезности намерений компании можно судить не только по очередному размещению облигационного выпуска, но и по заявлениям на круглом столе в Совете Федерации в июне. Представитель компании отметил, что в российской лесной отрасли высока доля иностранного присутствия: «Кроме турецких компаний много владельцев из вполне-таки недружественных стран – Австрии, Швейцарии», и предложил правительству вмешаться в переговорный процесс российского бизнеса и иностранцев для передачи контроля над активами, чтобы снизить риски внепланового ухода зарубежных компаний. Интересны активы австрийской группы Mondi (Сыктывкарский ЛПК и Светогорский ЦБК) и финско-шведского концерна Stora Enso (три завода по производству гофроупаковки).

Можно сделать вывод, что недружественные владельцы все же не торопятся сбывать свои российские активы по любой цене. Ускорить процесс может давление как со стороны западной общественности и акционеров европейских компаний, так и со стороны российского правительства для снижения риска простоя и увеличения срока перезапуска производства на предприятиях.

Российским инвесторам остается занимать позиции в акциях компаний, которые могут воспользоваться этим трендом на дальнейший выход западных компаний с рынка. Это сейчас одна из наиболее понятных инвестиционных историй на российском рынке акций.