Почему появилась новая горячая точка в Средней Азии

На политической карте Центральной Азии появилась горячая точка: в Каракалпакстане люди вышли на улицы, выступая против поправок к конституции Узбекистана, исключающих суверенный статус Каракалпакстана и отменяющих его право на выход из состава страны. Каракалпаки вышли на улицы столицы республики Нукуса и других городов – информационные агентства сообщают о десятках тысяч протестующих. В Нукусе 3 июля слышалась стрельба, стало известно об убитых и раненых – по данным генпрокуратуры Узбекистана, погибло 18 и ранено 243 человека (местные жители утверждают, что жертв и пострадавших намного больше).

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев прибыл в мятежную автономию и пообещал отказаться от поправок к конституции, ущемляющих права Каракалпакстана. Одновременно он ввел в автономии чрезвычайное положение, обвинив в беспорядках «иностранцев».

«Иностранцы», которые могли участвовать в протестах в Каракалпакстане, – по-видимому, казахи. Каракалпаки – народ, этнически близкий казахам и сильно отличающийся от узбеков. В 1925 г. созданная советской властью Кара-Калпакская автономная область вошла в состав Киргизской (так назывался Казахстан) АССР. В 1930 г. Каракалпакстан был по непонятным причинам передан непосредственно в состав РСФСР, а в 1936 г. так же неожиданно оказался в составе Узбекистана. Разумеется, ни в одном из этих случаев мнения каракалпаков никто не спрашивал. В современном Каракалпакстане существуют сильные симпатии к Казахстану, а присоединение республики к Узбекистану очень многими воспринимается как пример советского произвола. Более того, примерно четверть населения Каракалпакстана – казахи, по крайней мере часть из которых воспринимает автономию как отторгнутую часть родины. Даже если подобные настроения не слишком массовые и агрессивные, они все равно представляют проблему для Ташкента. Ведь бытовое недовольство в любой момент может стать массовым и воинственным – достаточно какой-нибудь искры.

В советское время Каракалпакстан был тихой и бедной окраиной Узбекистана. Пожалуй, эта автономия на берегу Арала и ее столица, небольшой, тихий город Нукус, были известны лишь уникальной коллекцией советских художников-авангардистов, собранной в местном музее.

Аральское море исторически играло в жизни каракалпаков огромную роль, и Каракалпакстан стал главной жертвой гибели моря. В 1960-е гг. Арал начал высыхать, и к началу перестройки в Каракалпакстане разразилась трагедия. Большая часть моря исчезла, превратившись в новую пустыню – Аралкум. Самое ужасное, что новая пустыня была отравленной: помимо песка и соли она содержала огромное количество пестицидов и ядохимикатов, использовавшихся на хлопковых полях и выносившихся водами Амударьи в Арал. Вода ушла, а отрава осталась, причем в чудовищных количествах. Жители Каракалпакстана начали массово болеть и умирать: в автономии с тех пор фиксируется аномально высокий уровень заболеваемости туберкулезом, анемией, раком, высокая распространенность заболеваний печени, врожденных и генетических дефектов.

Помочь Каракалпакстану разваливавшийся Советский Союз не мог. В 1990 г. правительство СССР предлагало переселить каракалпаков в Тверскую область РСФСР, но гибнущая держава, разумеется, была не в состоянии этот план реализовать. Неудивительно, что в самой автономии в своих бедах обвиняли не столько Москву, сколько Ташкент. Уже в 1980-е в Каракалпакстане начались разговоры о том, что нужно отделиться от Узбекистана и присоединиться к родственному Казахстану (который, хотя бы на уровне пропаганды, уделял аральской проблеме гораздо больше внимания, чем Узбекистан). И эти настроения существуют в автономии до сих пор.

В 2021 г. Узбекистан принял закон о переходе с кириллицы на латиницу. В самом Узбекистане он не вызвал особых проблем, но в Каракалпакстане неожиданно привел к массовым протестам. Потому что Ташкент не спросил мнения каракалпаков, а их республика согласно конституции Узбекистана суверенное государство, добровольно входящее в его состав. Принятие решения об алфавите без согласования было расценено каракалпаками как оскорбление, и в Нукусе произошли столкновения. Вряд ли каракалпакам принципиально важно, каким алфавитом пользоваться, а вот то, что их не спросили, – важно.

Небольшие стычки и протесты происходили в Каракалпакстане постоянно, но о них не писали мировые СМИ – далеко, малопонятно, да и информацию ташкентские власти скрывали.

В автономии действует оппозиционное движение «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»). Жители Нукуса массово вышли на улицы после того, как стало известно о задержании активиста движения Даулетмурата Тажимуратова. Тот факт, что после начала массовых протестов Тажимуратова отпустили, свидетельствует о том, что движение, если и не было влиятельным до начала протестов, сейчас становится таковым.

Будущее Каракалпакстана зависит прежде всего от позиции Ташкента. Мирзиёев до сих пор демонстрировал политическую умеренность и осторожность, что подтверждается и его обещанием отменить поправки к конституции, вызвавшие беспорядки в Нукусе. Если решение урезать автономию Каракалпакстана было принято потому, что в Ташкенте надеялись на безразличие каракалпаков, и теперь, поняв, что ошиблись, готовы отступить – это одно дело. В этом случае спокойствие в автономии может восстановиться, хотя для этого потребуются некие жесты центральной власти – например, срочно принять масштабные инвестиционные и культурные программы. Если же Ташкент взял курс на ликвидацию каракалпакской автономии, то нынешние протесты могут перерасти в кровопролитный конфликт. Причем Казахстану, при всем нежелании его властей вмешиваться в дела Узбекистана, будет трудно остаться в стороне – в Западном Казахстане уже начались протесты в поддержку каракалпаков.