Проекты специального времени

Специализированный ретейл — сфера, где применение ИТ может быстро давать интересные результаты. В центре внимания — взаимодействие с клиентами.

О недавно завершенных и текущих проектах рассказывает выпускник Школы ИT-менеджмента РАХНГиС Олег Смирнов, директор по информационным технологиям ГК «НИКАМЕД», эксклюзивного дистрибьютора на территории РФ медицинских ортопедических изделий, управляющего собственной розничной сетью ортопедических салонов «ОРТЕКА».

Какие проекты вы завершили в прошлом году?

Проектов было много, основная работа шла в трех направлениях. Первое — автоматизация внутренних процессов ИТ-подразделения, включая оптимизацию разработки. Второе — мониторинг производительности ИТ-систем и бизнес-приложений, а также меры по повышению эффективности работы. Третье — развитие средств коммуникации с клиентами. На 2022 год тоже было много планов, но теперь акценты расставлены иначе, чем раньше.

Внутренние процессы в ИТ: что именно и как вы оптимизировали?

К таким процессам мы относим продолжение развертывания шины данных, мониторинг ИТ-процессов, оптимизацию разработки ПО. Шину Axelot мы используем давно, на нее переведено около 30% обменов между приложениями. Собираемся переводить на нее больше потоков данных, но есть сложности с ее производительностью. До текущей ситуации мы рассматривали возможности замены интеграционной шины, но теперь будем работать с этой, поскольку ни времени, ни средств на крупные инфраструктурные проекты нет.

В прошлом году мы значительно изменили управление разработкой. Системы контроля кода, системы автоматизированной проверки кода, автоматизированное тестирование — именно это мы разворачивали или модернизировали и планируем и дальше двигаться в том же направлении.

Большая часть разработчиков — наши сотрудники, есть аутстаффинг, аутсорсинг. В последние два месяца мы практически полностью оказались от аутсорсинга, потому что приостановили многие проекты. С аутстаффингом работаем так же, как и со своими сотрудниками.

В разработке мы применяем гибридный подход. С одной стороны, используем гибкие методологии и продуктовый подход, с другой — у нас по-прежнему действует традиционной конвейер разработки. Мы не отказываемся от долгосрочного планирования, крупных этапов, вех в разработке, не отказываемся от планов с четкими датами, которые показывают бизнесу, когда в его распоряжении появится определенная функциональность. Однако внутри этих крупных этапов мы широко применяем Agile, привлекаем бизнес-пользователей к созданию продуктов. Действуем согласно гибким методологиям.

В ИТ-департаменте очень много занимаемся выстраиванием внутренних процессов и их оптимизацией. Особенный акцент в прошлом году был сделан на автоматизации учета задач, чтобы учет был прозрачен и понятен как сотрудникам в ИТ-департаменте, так и заказчикам. Много внимания уделяем процессу управления релизами.

Мониторинг каких именно систем вы стараетесь наладить: ИТ-систем или же бизнес-приложений?

Надо сказать, что мониторинг производительности ИТ-систем у нас уже был налажен вполне прилично, поэтому требовалось преимущественно заниматься процессами в операциях. Например, отслеживать резкое возрастание нагрузки на процессор мы уже умели, но нужно было научиться отслеживать, например, что чек на кассе выбивается более пяти секунд и рассматривать это как инцидент.

Но мониторингом мы, конечно, не ограничивались. Оптимизация бизнес-процессов неизбежно следует за описанием ситуации «как есть», составлением ТЗ, фиксацией пожеланий бизнеса. Стараемся делать ТЗ небольшими, чтобы как можно скорей показать бизнесу результат. Однако достаточно часто, именно объясняя нашим аналитикам, как именно выполняется последовательность операций, сами сотрудники бизнес-подразделений впервые понимают, как же у них организован этот участок работы. Формализация сразу выявляет узкие места, становятся очевидными возможности упрощений и улучшений.

Какие изменения произошли в инфраструктуре?

Мы переехали из собственной серверной в дата-центр. Ранее мы активно развивали облачные сервисы, на них базировались многие наши процессы. Теперь будем их развивать значительно меньше, больше полагаться на собственную инфраструктуру. Конечно, в смысле оперативности и гибкости облакам нет альтернатив по стоимости и возможностям.

Пока у нас не планируется резкого роста потребностей, по большинству сервисов достаточно того, чем мы располагаем. Рост цен и сложности с логистикой есть. Раньше можно было купить сервер за неделю, теперь надо ждать месяц или два. Но если деньги есть, особых проблем не возникает. Судя по тому, сколько предложений в последнее время я получаю от поставщиков, выбор техники нисколько не сузился.

Изменение курса валют местами позволяет приобретать оборудование по ценам, близким к прошлогодним. Сообщения о том, что вендоры приостановили свой бизнес в России, идут потоком, но фактически многие из них продолжают работать. Сначала цены резко выросли, но затем существенно упали, выросли сроки поставок. Отсрочки оплаты пропали полностью, денег поставщики хотят сразу.

Как сказались на ваших ИТ-системах решения международных вендоров прекратить бизнес в России?

Практически 90% наших приложений входят в экосистему «1С: Управление персоналом магазинов», система обучения E-queo у нас тоже отечественная. Для прогнозирования и пополнения запасов мы используем SAP IBP, и именно эта система находится сейчас в зоне максимального риска. Известно, что этот вендор переводит российских клиентов из дата-центра «Ростелекома» в свой дата-центр во Франкфурте. Переводит почти безальтернативно, без вариантов. Сам по себе такой перевод для нашей системы не несет особых юридических и технических рисков, но в перспективе в любом случае риски довольно значительные.

План поддержания непрерывности бизнеса, восстановления ИТ-систем после сбоев у нас существовал и раньше. Однако риски, с которыми мы столкнулись сейчас, в нем не учитывались и не рассматривались. Теперь мы их пытаемся предусмотреть. Провели оценку, что можно сделать, чтобы бизнес не остановился, что мы будем делать, если какая то из используемых систем будет остановлена/отключена, и что мы станем делать в такой ситуации. Основные риски связываем с потерей доступа к приложениям, развернутым в облаке. Считаем возможными мягкие санкции с невозможностью продления лицензий и принимаем во внимание жесткий сценарий, если приложения не будут работать вообще.

Каковы ваши планы на ближайший год?

В первый момент после начала военной операции были решения об остановке всех ИТ-проектов, потом это трансформировалось в более экономное и более фокусное использование ресурсов. Проекты, выгода от которых не очевидна в короткой перспективе, заморожены. Большинство проектов продолжаются, в том числе коммуникации с клиентами и управление лояльностью. Планируемое к использованию полностью российское решение — так мы заменяем самописную систему, которую использовали раньше.

Интернет-продажи мы тоже активно развиваем. В том числе используя мобильное приложение для клиентов как канал продаж. Понятно, что есть конкуренция между продажами через сайт и мобильным приложением, но мы считаем, что мобильное приложение — канал постоянной коммуникации с клиентом, и уверены, что это очень важное и перспективное направление.

Активно ведем проект по приему электронных сертификатов по ФЗ-491, государство его очень энергично продвигает. Мы участвуем в пилотном этапе и рассчитываем оказаться в лидерах по нашему направлению.

Стоит напомнить, что определяет этот новый закон. Если человек имеет право на получение специального оборудования, белья или каких-то специальных устройств, то раньше он мог их получить двумя способами. Один – просто купить за собственные средства, а затем получить от государства возмещение. Делалось это довольно долго и не очень удобно: нужно заполнить много документов и ждать, пока деньги вернут, причем неизвестно, вернут полностью или частично. Другой вариант — бесплатно получить необходимые предметы через государственные органы, однако таким образом можно было получить только простые модели, и только тот ассортимент, который поставщик предложил по тендеру, что тоже не очень удобно.

Теперь благодаря инициативе ФСС и ФЗ-491 появился третий вариант: электронный сертификат. С ним можно обратиться в любой наш салон, выбрать нужный предмет и оплатить сертификатом всю стоимость или же часть суммы, добавив свои средства. Это намного быстрей, удобней и проще двух предыдущих схем.

Опубликовано 04.05.2022