Управление ИТ: новые возможности или существенные ограничения?

Управление ИТ: новые возможности или существенные ограничения?
CIO рассказали о том, что сейчас происходит в российских компаниях.

Прошли времена, когда начальник ИТ-отдела считался техническим персоналом. Сегодня ИТ-директор отвечает не только за эффективность бизнеса, но часто и за его выживаемость. Он, как опытный лоцман, должен правильно провести компанию через бушующее море перемен, не разбив о рифы санкций, обойдя подводные камни и опасные мели.

На виртуальном круглом столе, организованном журналом IT Manager члены Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров обсудили, как им живется и работается в новых условиях.

Что делать, когда все уходят?

Сергей Бородин, директор департамента ИТ-инфраструктуры OCS Distribution, считает, что с уходом западных вендоров заказчики лишились привычной технической поддержки. Но оборудование не вечно, периодически оно выходит из строя, и ремонтировать его придется. OCS уже несколько лет назад начала развивать у себя направление сервисного обслуживания и делает на него ставку в ближайшей перспективе.

В любом случае, «без железа» мы не останемся. Будут появляться аналоги, заместители из Азии, возможно, с теми же самыми чипсетами и прошивками. Пока какой-то запас прочности еще есть.

«Чем старше «железо», тем меньше его цифровая составляющая, — добавляет Алексей Максимачев, директор цифровой трансформации сети многопрофильных медицинских центров «XXI век». — Старое «железо» показало себя более безопасным. В то время как более современное, управляемое «умным способом» может быть отключено извне».

Уходят и софтовые вендоры. С осени вполне могут возникнуть проблемы, связанные со сложными системами, такими как BI. По мнению Алексея, в мире существует всего 3–4 лучших продукта в этом сегменте и достойной альтернативы для них нет. «Возможно, придется осваивать что-то более старшего поколения, менее красивое, гибкое и удобное», — говорит он. Даже купленных лицензий хватит ненадолго. С Алексеем согласен Иван Козлов, директор по ИТ в России группы Metsä и вице-президент Санкт-Петербургского клуба ИТ-директоров. Проблемы с поддержкой крупных систем для наших CIO очевидны. Ранее по всем вопросам они могли обратиться в L3-поддержку вендора, сейчас нужно будет искать другие пути. Например, откатиться к предыдущему релизу или все переставить заново.

С другой стороны, те, кто раньше работал в западных компаниях, остались в России, они знакомы с продуктом и в дальнейшем вполне могут помочь с обслуживанием.

По словам Ивана Козлова, сейчас значительно меняются человеческие взаимоотношения. Наступило время «проверки на честность и прочность» контрагентов, партнеров, поставщиков продуктов и услуг. Оно показывает, с кем стоит продолжать отношения, а с кем нет. Есть легкие пути выхода из кризиса, есть более сложные. «Нужно удержаться от принятия простых, но зачастую неправильных решений, например установки нелицензионного ПО в пользу долгосрочных, рассчитанных на будущее», — уверен Иван.

Назад к «зоопарку»?

Еще не так давно большой головной болью ИТ-директора был симбиоз разнокалиберных ИТ-систем и оборудования на предприятии. Постепенно от этого «зоопарка» многим удалось уйти. Не придется ли возвращаться к тому, с чего начинали?

Иван Козлов считает, что так и произойдет. С другой стороны, опыт показал, что если складывать все яйца в одну корзину, то и разбиваются они тоже вместе. Сергей Бородин поддерживает коллегу: «Бизнесу нужно быть диверсифицированным во всем, не только в каналах поступления денег, но и в используемых технологиях и оборудовании. Любой вендор и раньше мог уйти с рынка, отказать в продлении поддержки или значительно поднять цену. Этот риск необходимо было учитывать, что крупные компании и делали».

Алексей Максимачев говорит, что на самом деле от «зоопарка» так и не ушли. Все равно в инфраструктуре оставались разные решения, так что особых сложностей сейчас возникнуть не должно.

Горизонты близкие и далекие

По словам Ивана Козлова, многие долгосрочные проекты сегодня поставлены на паузу, ждут развития ситуации. А Сергей Бородин считает, что долгосрочные проекты превратились в краткосрочные, потому что сейчас промедление ИТ даже на один день может сказаться на том, где окажется компания завтра. При этом проекты ради проектов стали исчезать. В то же время бизнес делает ставку на «проекты новой реальности». Алексей Максимачев добавляет, что часто удлиняются этапы проектов.

А что с деньгами?

По объективным причинам всё стало дороже. Как закупки оборудования, так и его обслуживание. И раньше ИТ-директор не всегда мог получить бюджет для своих нужд, а сейчас стоимость значительно выросла. Действительно, теперь пришлось отказаться от закупки на «попробовать».

Кто-то успел приобрести оборудование до конца февраля и даже его получить, кто-то до сих пор ждет оплаченного «железа», а кто-то только планировал закупку. На рост стоимости оказали влияние два фактора: дефицит и удорожание логистических цепочек. И это касается не только ИТ. От 15 до 60% выросли операционные расходы. Только время покажет, насколько этот рост был оправдан и соответствовал ситуации.

Иван Козлов говорит, что в компании началось планирование проектов по внедрению новых импортонезависимых систем, а это повлекло за собой увеличение расходов на переход и обновление.

Главное, что руководство должно понимать, — необходимые траты все равно будут. И оттого, как ИТ переживет кризис, зависит в целом будущее бизнеса.

Партнерские отношения

Запад быстро отреагировал на изменившуюся ситуацию. Как уже много раз говорилось, иностранные компании покинули Россию, несмотря на то, что на протяжении долгих лет инвестировали в недвижимость, персонал и рекламу. При этом по словам Ивана Козлова, поставщики софта и «железа» разделились на два лагеря. Первые сказали, что больше работать в России не будут. Вторые создали новые юридические лица для выполнения своих обязательств по контрактам. «Мир поляризовался. Стало очевидно, кто «правильный» партнер, а кто «неправильный». Кто-то ушел хлопнув дверью, другие продолжают поддерживать действующие лицензии», — отмечает Иван.

Сергей Бородин считает, что сейчас будет востребована система L3 Wiki как справочник по всему зарубежному ПО.

«Когда продукт можно заменить, то даже если компания решит вернуться, то не факт, что она сможет это сделать», — добавляет Алексей Максимачев. Ведь место вполне могут занять другие.

В то же время благодаря массовому исходу, российские поставщики получили огромный приток заказов. А когда нет конкуренции, у производителей отсутствует мотивация бороться за клиента. «Я рассчитываю, что появятся новые производители, потому что только конкуренция двигает рынок вперед, развивая отрасль, направления и бизнес», — уверен Сергей Бородин.

Внутренние коммуникации

Как сохранить работоспособную команду в условиях турбулентности? Конечно, в стрессовой ситуации многим требуется поддержка. И чтобы не потерять ценные кадры, ИТ-директорам пришлось стать еще и психологами. «В таких случаях надо максимально слушать своих коллег, — считает Сергей Бородин, — стараться избегать больных тем, проводить различные мероприятия, чтобы поднять внутреннее состояние сотрудников. Человеческое общение всегда было важной частью хороших отношений». Только уверенные в завтрашнем дне, позитивно настроенные сотрудники могут добиваться серьезных результатов в столь сложное время. В связи с уходом крупных международных ИТ-компаний часть высококвалифицированных работников отказалась переезжать и вышла на российский рынок труда. Поэтому сейчас, по словам Сергея, найти нужного специалиста стало немного проще. С ним согласен Алексей Максимачев, нашедший профессионала на важную вакансию, которого долго искал. При этом ИТ-отдел сети медицинских центров тоже сохранился полностью. «Кстати, некоторые, чтобы отвлечься от ситуации, ушли целиком в работу», — добавляет Алексей.

Иван Козлов отмечает, что сейчас на ИТ-рынке начался большой дефицит разработчиков 1С. В связи с глобальным импортозамещением иностранные системы активно меняются на отечественные. Поэтому резко увеличилось количество вакансий в данном сегменте.

«Из промышленных, производственных компаний реального сектора айтишники практически не уезжали, — считает Иван. — Страну покинули в основном те, кто работал на западные компании, и фрилансеры. А в российских компаниях такого оттока не было». Конечно, ситуация психологически очень сложная. В клубе ИТ-директоров обсуждают, что если они поддерживают своих подчиненных, то их самих поддержать некому. Поэтому потребность в коммуникациях сейчас вызвала повышенный интерес к клубу. «Люди приходят, общаются, высказываются, делятся проблемами. И это помогает», — говорит вице-президент клуба.

Инфраструктура под ударом

В последние месяцы резко увеличилось количество кибератак на российские компании. «Мы впервые столкнулись с сильнейшей DDOS-атакой, продолжавшейся более двух недель, — подтверждает Алексей Максимачев, — но мы с ней справились. Своими и не только усилиями. До этого таких прецедентов не было».

По мнению Сергея Бородина, инфобез сейчас волнует каждого. «Мы видим, что хакерские группировки организуют DDOS, спам, предпринимают попытки проникновения. Хочется пожелать всем, кто работает в ИТ и ИБ, пережить этот всплеск. Надеюсь, что наши производители средств защиты смогут обеспечить безопасность российских предприятий», — говорит Сергей.

Действительно все, кто находится в зоне ру, сейчас испытывают на себе повышенный интерес киберпреступников. Кстати, по мнению участников дискуссии, в настоящее время на предприятиях не хватает именно безопасников.

***

Конечно, мир изменился. Но взамен ушедших придут новые компании, появятся новые задачи и технологии. И несмотря на сложную ситуацию, ИТ-директор должен остаться проводником трансформации бизнеса. Потому что сегодня без глобальных изменений у отечественных предприятий просто не существует будущего.

Опубликовано 28.06.2022